wrapper


12-го декабря исполняется 30 лет с тех пор, как под Броварами произошла авиакатастрофа самолета АН-12Б, которую в народе назвали «мандариновый рейс». О событиях той среды рассказал директор Броварского краеведческого музея Виктор Корявый.

Авиакатастрофа, которая произошла 12.12.1990 года между Броварами и Княжичами, запомнилась жителям города и окрестных сел тем, что по заснеженному полю были разбросаны мандарины рядом с которыми лежал, совсем развалившийся четырех-моторный самолет АН-12, что потерпел крушение.

Пресса довольно лаконично сообщила об этом чрезвычайном происшествии. А местные власти, да местные СМИ вообще промолчали. Ведь, еще существовал могучий Советский Союз и подобные аварии не добавляли авторитета гражданской авиации и вообще стране. И как на это посмотрят высшие органы власти? Но весть быстро разлетелась по окрестным деревням. Нашлись те, кто видел само падение самолета и его обломки, кто-то даже успел насобирать мандаринов на княжицкому поле. А работники больницы рассказали, что раненых пилотов привезли в хирургическое отделение Броварской больницы.

Самолет АН-12, принадлежавший предприятию АНТК имени Антонова, вылетел в город Батуми (Грузия), чтобы по заданию столичного городского совета доставить киевлянам мандарины к Новому году и Рождеству. Самолет пилотировал командир Анатолий Слободянюк и четыре члена экипажа.

Загрузились и домой вылетели в 13:30. При подлете к Киеву начали снижение. Надо было пролететь район Борисполя и приземлиться на своем аэродроме в Гостомеле. На высоте шесть тысяч метров вошли в густую облачность. Командир, вспоминает участник полета Виталий Комов, приказал включить систему от обледенения. В это время что-то произошло. Изменилась тональность и работа двигателей. АН начал проваливаться со скоростью 25-30 метров в секунду. Кто-то из технической группы крикнул, что двигатели стоят.

В то, что я увидел, не хотелось верить: винты не крутились. Теоретически такого не могло быть, чтобы четыре автономные системы без видимых причин в один момент вышли из строя. Казалось все это происходит во сне-Вот сейчас проснусь, и кошмару конец. Еще увидел, как стремительно по кругу бежит стрелка высотомера... каждый круг тысяча метров. свидетельствует Виталий Комов.

Слободянюк за штурвалом АН-12

Анатолий Васильевич Слободянюк за штурвалом АН-12

Экипаж пытался запустить поочередно двигатели, но тщетно.
Максимум свободы в критической ситуации проявил командир Анатолий Слободянюк, блестяще справился с двумя основными задачами: не дал машине ни свалиться, ни перевернуться.

На высоте 1000 метров, когда я понял , что запустит двигатели не получится и мы обречены, главная была мысль - не причинить горя людям на земле. Поэтому держал скорость 390 км/ч. достаточное для выполнения маневра в случае выхода на дома в Броварах. вспоминает Анатолий Слободянюк.

Как вспоминает Виталий Комов трех минутное падение происходило, очень быстро, меняя курс, Слободянюк совершил правый крен, несмотря на то, что экипаж стремительно приближался к проводам ЛЭП, самолет порвал колесами шасси верхний нулевой провод. После чего высотомер показал ноль.

Момент удара о землю:

Это был настоящий ад – и сейчас переживает Комов – грохот, скрижить металла. Меня бросило так, что я ударился о потолок. Первый удар был настолько силен, что вырвало колеса шасси. Отлетела левая полуплоскость. Дальше самолет, словно мяч, подпрыгнул. Мы были как песчинки в центре тайфуна. Таких ощущений человек почти никогда не получает, а те, кому довелось почувствовать, скорее всего, об этом не расскажут – редко кто остается в живых... Вот будто самолет побежал по земле. Подумалось: ну слава Богу!
В этот миг еще один удар – и самолет раскалывается, как орех. Все трещит. Последнее, что запомнилось, - мандарины больно бьют в лицо.
Пилоты очнулись в темноте. Было тяжело дышать. Начали помогать раненым и вытаскивать их из развалившегося самолета ближе к дороге. Уже позже, пострадавших подобрали машины «Скорой помощи» и отвезли в Броварскую больницу.

В разговоре Комов отмечает, что он считает, это действительно был подвиг командира экипажа – Анатолия Слободанюка. Ведь из-за недостаточного знания материальной части была допущена ошибка вторым пилотом и только определенное стечение обстоятельств, а также мастерство, опыт, выдержка и профессионализм второго человека – а в данном случае командира экипажа, позволили спасти людей и не причинить горя жителям Броваров.

Жители Броваров помнят, какой беды нанесла горожанам и учебная ракета, которая попала в жилой дом в 2000 году. Погибли люди. Трудно представить, что было бы, если бы грузовой лайнер, весом более 50 тонн на бешеной скорости влетел в высотные дома, школу или детский сад…
Поэтому сейчас, через 30 лет после авиакатастрофы, хочется тепло и по-человечески поблагодарить Анатолию Слободянюку, командиру экипажа пилотов за его героическую работу, за спасенные и сохраненные человеческие жизни.
В Броварском краеведческом музее открылась временная экспозиция фотоматериалов, об авиакатастрофе между Броварами и Княжичами 1990 года, где можно более подробно ознакомиться с вышеупомянутым событием.
Очень жаль, что в настоящее время, из-за карантинных ограничений, мы не можем провести в музее встречу с пилотами, участниками тех событий. Но я думаю, что когда такая встреча все же состоится.
Хотелось бы вживую пообщаться с летчиком-испытателем 1 класса, пилот гражданской авиации 1 класса, военным летчиком 1 класса, киевлянином Анатолием Васильевичем Слободанюком, который в далеком 1990 году, в небе над Броварами в смертельной опасности, думал и делал все, чтобы не причинить горя людям на земле. пишет Виктор Корявый.
Заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока никто не оставил комментарий, Ваш будет первым!

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий в качестве гостя. Зарегистрироваться или войти свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
COM_KOMENTO_SHARE_LOCATION